“Кто тебя знает… Человек — как роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы и читать…”

– Евгений Замятин, «Мы».

justkru:

Небо решило всех наебать и прикинулось горами. Норм так, зачет.

justkru:

Небо решило всех наебать и прикинулось горами. Норм так, зачет.

“На стене нацарапано: Ты знаешь, чем заканчиваются жизнь и порнофильмы. Единственная разница между ними в том, что жизнь начинается с оргазма.”

– Чак Паланик, «Уцелевший».

“Правда — это короткое одеяло, одеяло, под которым всегда мёрзнут ноги; его можно натянуть, завернуть, но его всегда не хватает; можно ворочаться, брыкаться, но укрыться им нельзя. И с рождения до самой смерти оно закрывает только наше лицо, искаженное плачем, воплем и визгом.”

– Dead Poets Society (1989)

“Люди используют штуки, называемые телефонами, потому что они ненавидят быть вместе, но очень боятся оставаться одни.”

– Чак Паланик, «Уцелевший».

“Женщина пришла в отчаяние.
— А что мы будем есть все это время? — Она схватила его
за ворот рубашки и с силой тряхнула. — Скажи, что мы будем
есть?
Полковнику понадобилось прожить семьдесят пять лет —
ровно семьдесят пять лет, минута в минуту, — чтобы дожить до
этого мгновения. И он почувствовал себя непобедимым, когда
четко и ясно ответил:
— Дерьмо.”

– Габриэль Гарсия Маркес. «Полковнику никто не пишет».

“Невысказанные мысли навязчивы, они тяготят, печалят тебя, лишают подвижности, не дают прорезаться новым мыслям. Если их не высказывать, то мозг превратится в вонючую свалку старых мыслей.”

– Эрик-Эмманюэль Шмитт, «Оскар и Розовая дама».

Герцогиня
А говорят, всего дороже те бриллианты,
Каких касались ювелиров многих руки.
Фердинанд
Раз так, продажным девкам нет цены.”

– Джон Уэбстер, «Герцогиня Мальфи».